Главная страница Новости и события
Она...
Биография Орловой
Досье актрисы
Личная жизнь
Круг общения Партнеры по фильмам Даты жизни и творчества Кино и театр Цитаты Фильмы об Орловой Медиа Публикации Интересные факты Мысли об Орловой Память Магазин Статьи

Болезнь

Однажды ночью, после того как Орлова отыграла «Странную миссис Сэвидж», она почувствовала себя очень плохо, потом у нее началась рвота. Утром ее отвезли в больницу с подозрением на желтуху. Однако подозрение не подтвердилось, зато были обнаружены камни в желчном пузыре. Ее стали готовить к операции.

Больница была в Кунцеве, та самая, где уже несколько лет с перерывами лежала Марецкая с опухолью головного мозга. Ее то отпускали домой, то снова госпитализировали...

Молчадская навещала их обеих. Вэ-Пэ всегда передавала приветы Любови Петровне и сетовала, что никогда не получала ответных.

— И не получит. — Орлова не готова была простить Марецкой роль Сэвидж. — Не надо мне о ней напоминать.

Она не сказала мужу о том, что ей предстоит операция. И предупредила всех медсестер ни в коем случае не сообщать ему об этом. В день операции она позвонила Григорию Васильевичу, сообщив, что собирается выспаться и позвонит вечером сама. Ему она велела надеть теплый свитер на прогулку.

Он честно прогулялся, вернулся домой и задремал. Его разбудил телефонный звонок, но трубку он взять не успел. Решив, что звонила Любочка, он перезвонил в больницу. И попал на единственную медсестру, которую Орлова предупредить не успела. Она бодро отрапортовала:

— Не стоит волноваться, Григорий Васильевич, операция началась два с половиной часа назад.

Он примчался в больницу и до вечера ждал, когда она придет в себя после операции. А она просто не хотела его волновать...

Операция прошла хорошо, и уже вскоре Орлова выразила желание продолжить репетиции. Молчадская приехала к ней домой, на Бронную.

«Как интересно, Неллочка, я слышала, что у всех, кому удаляют камни, остается большой шов. А у меня совсем-совсем маленький».

И она продемонстрировала несколько камешков, похожих на гальку и хранившихся в особой коробочке.

Молчадская, отец которой недавно умер от рака поджелудочной железы, знала, что означает маленький шов: разрезали, увидели и зашили. Потому что сделать было уже ничего нельзя.

Александров узнал о диагнозе в тот же день, только жене ничего говорить не стал. А про себя подумал (и потом сказал племяннице): «Хорошо, что она первая».

В больнице ей выдали эту «фиктивную» гальку. Больше о болезни в доме не говорили.

Она искала пьесу для постановки в новом сезоне, и никто не решался сказать ей, как сильно она похудела, как пожелтели белки ее глаз, как плохо она выглядит и что пьесу ей искать, в сущности, уже незачем.

Периодически ее клали в больницу, где при ней неотлучно находился Александров. А она, обложившись мировой классикой, все искала и искала пьесу — легкую, простую, безо всякой драмы. Драмы ей хватало и в жизни.

Несмотря на запрет «болезненной» темы, она все понимала сама. Только не произносила вслух. Только однажды при внучатой племяннице она проговорилась: «Я знаю, что у меня, хотя мне все врут». И, увидев недоумение, тут же вернулась к пьесе, которую изучала в данный момент.

Она одевалась так, чтобы не подчеркивать желтизну лица, красилась так, чтобы выглядеть естественно. Все всё знали, но делали вид, будто не знают. А Орлова делала вид, что не знает, что они знают. И так по кругу...

 
  Главная Об авторе Обратная связь Книга гостей Ресурсы

© 2006—2019 Любовь Орлова.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.


Яндекс.Метрика