Главная страница Новости и события
Она...
Биография Орловой
Досье актрисы
Личная жизнь
Круг общения Партнеры по фильмам Даты жизни и творчества Кино и театр Цитаты Фильмы об Орловой Медиа Публикации Интересные факты Мысли об Орловой Память Магазин Статьи

Больше театра, меньше кино

Все успешнее шли дела Орловой в театре. Роль Лиззи Мак-Кей в одноименной пьесе Сартра была словно написана для нее — это отмечал и сам автор, с которым знаменитая чета была знакома. Она сыграла в этом спектакле, поставленном в Театре имени Моссовета режиссером Ириной Анисимовой-Вульф. Постановка шла пятьсот раз. На четырехсотом представлении был и Сартр, который сказал — и это не было пустым комплиментом, — что Орлова лучшая исполнительница роли Лиззи Мак-Кей.

А вот в кино ее дела шли все хуже. Ей давно уже ничего не предлагали, так как знали, что снимается она только у мужа, а он... Он снял «Русский сувенир», где главную роль сыграла его 58-летняя жена. Фильм снимался долго, а сюжет его был «натянутым» настолько, что просто не выдерживал никакой критики. Орлова играла роль Варвары Комаровой, телеграфистки, у которой... семь взрослых сыновей. Дальше из сюжета становится понятно, что только трое — ее собственные, а остальные взяты на воспитание во время войны. Орлова — мать-героиня? Персонажи разговаривали газетными штампами, в фильме не было ни одной запоминающейся фразы.

Орлова, досмотрев смонтированный материал, долго, глядя в сторону, молчала, после чего тихо произнесла:

— Нет, тут что-то не то...

К себе она всегда была критична, но тут приходилось признать, что это самое «не то» создал ее гениальный Гриша. И это было тяжелее всего.

Александров же совершенно не переживал из-за этой неудачи. Да, критика (достаточно, впрочем, мягкая) обрушивалась на него со страниц газет и журналов, да, зрители порой покидали зал с чувством недоумения. Но сам он не привык долго расстраиваться. Орлова пыталась как могла давить на него, чтобы он что-то написал, что-то снял. Что-то достойное и его, и ее. Но ему больше нравилось заседать в президиумах и преподавать.

Ей ничего не оставалось, кроме как снова обратиться к театру.

Но «Лиззи Мак-Кей», казалось, стала утомлять театр. В 1958 году Орлова написала на имя Завадского докладную записку следующего содержания:

«Декорации в спектакле "Лиззи Мак-Кей" пришли в негодность. Двери не открываются и не закрываются. Между декорациями щели. Стены грязные. На одном спектакле артист Погоржельский упал со стола, так как он был сломан, чем вызвал ненужный смех у публики. Я поранила себе руку забитым наспех гвоздем и играла спектакль с перевязанной рукой.

Мебель в декорациях совершенно износилась; стулья проваливаются и опасно на них сидеть, окно в спальне Лиззи иногда открывается, иногда нет.

Спектакль был в Ленинграде. После приезда в Москву я много раз говорила о необходимости отремонтировать декорации, но все мои просьбы и просьбы рабочих сцены остались без ответа.

Я как член коллектива, заботящийся о репутации театра, считаю необходимым снять спектакль "Лиззи Мак-Кей" с репертуара до тех пор, пока декорации не будут отремонтированы.

Также прошу доделать мои костюмы и заказать мне туфли, так как за три года, что идет спектакль, я износила три пары своей обуви.

Народная артистка Союза ССР Орлова Л.П.».

Четко, по делу. И никакого стеснения — даже об обуви. Да, у нее была возможность покупать туфли в Париже, но она совершенно не была обязана использовать собственную обувь в спектакле.

Ее крик души не остался без ответа — осенью спектакль приостановили для устранения неполадок. Любовь Петровна же приступила к репетициям ибсеновской «Норы», которая также известна под названием «Кукольный дом». И снова — один спектакль, одна роль. Ее Нора была гениальна, но исполнительнице скоро должно было исполниться шестьдесят. И на место Орловой ввели новую актрису — молодую Ию Саввину.

На премьеру Орлова не пошла. Она провела вечер во Внукове, а в начале одиннадцатого, когда спектакль должен был закончиться, она ровным тоном спросила Александрова: «Григорий Васильевич, пожалуйста, позвоните, — передали Саввиной цветы и записку?»

Записка гласила: «Норе от Норы».

Благородство на этом не закончилось. У Саввиной был достаточно слабый голос — он срывался и даже иногда пропадал. Орлова высказала молодой актрисе все, что думала о ее невнимательном отношении к своему рабочему инструменту, а затем отвела к специалисту по голосовым связкам. Она умела быть великой.

 
  Главная Об авторе Обратная связь Книга гостей Ресурсы

© 2006—2019 Любовь Орлова.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.


Яндекс.Метрика